Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

20.01.2019 - Снежные подробности

 20 января – Всемирный день снега.



Снег украшает округу, защищает от морозов почвенных обитателей, служит отличным субстратом для катания на лыжах. А еще снег – лучший друг зоолога, потому что на нем «записывается» каждый шаг зверя, интимные подробности его жизни, драматические истории.

Как только выпадает первая пороша ходить по лесу становится интереснее. Лес круглый год полон информации: обонятельной, звуковой, зрительной, которую отлично считывают звери (например, собаки), полон интересных историй, но до нас, людей, доходят лишь какие-то обрывки, ведь мы больше ориентируемся на зрение. Но вот приходит зима, и никому уже ни скрыться от наших глаз, каждое движение отпечатывается на снегу. Зоологам, работающим в регионах с устойчивым снежным покровом, повезло, несмотря на холод и падающий за шиворот снег. У нас есть возможность определять численность животных (за исключением зимоспящих и околоводных) при помощи Зимнего маршрутного учета, основанного на подсчете пересечений звериных следов на маршруте. А еще мы можем тропить зверей, пройдя по следу «в пяту» или «в носок», собрать интересующую нас информацию о повседневной жизни волков, лосей, кабанов... Некоторыми подробностями звериной жизни, «прочитанными» на снегу, я и хочу здесь поделиться.

Первый снег

Однажды, после первой пороши, я обходила бобровые поселения, и так получилось, что всю дорогу шла по свежему следу стаи волков. Пятеро зверей – двое взрослых и трое волчат – шли по льду староречий, то расходясь, то сходясь вновь. Волки целенаправленно посещали водоемы, где жили бобры, и, похоже, лучше меня знали расположение нор и хаток.


Фото 1. Следы волков возле бобровой «заготовки» корма

Бобры тихонько сидели в своих зимних убежищах, пока волки обнюхивали вмерзшие в лед погрызы и припорошенные снегом вылазы. Увидев след американской норки, пробежались за ней, но вернулись ни с чем.


Фото 2. Следы американской норки 

Бежали по льду уверенно, но аккуратно: обходили стороной полыньи, которые часто бывают возле бобровых нор.


Фото 3. Осторожный волк развернулся перед полыньей.

Одному из волков удалось кого-то небольшого поймать: следы метнулись к кочке, и на снегу осталось несколько капель крови. Полевка, может быть. Быстро заглотив добычу, волк потрусил дальше. Полевка для волка - это, конечно, не серьезно. И вот голодные звери бегут вперед, вьются по запорошенному льду цепочки следов. Но вдруг вижу: стройные цепочки закончились натоптанной площадкой, будто вместо пяти волков разом стало штук двадцать. Пригляделась и поняла – молодежь затеяла возню. Щенкам надоело бежать ровно и чинно нюхать бобровые хатки, и они принялись носиться по льду кругами и друг друга по нему валять. Голод голодом, а юность берет свое. Ведь они сеголетки, а значит - это их первая в жизни зима, первый снег.


Фото 4. Волчата играли

На следующий день я наткнулась на обглоданные волками лосиные кости. Все-таки поели.

Смелые кабаны

Это было ранней весной, по крепкому насту. Ночью подморозило, днем, на солнце, оттеплило, еще несколько дней и начнется весенняя распутица. Ночью пять волков пробежали по льду озера с севера на юг, а потом обратно – с юга на север, и опять наши интересы совпали. Вероятность поймать бобра ранней весной повышается, когда бобры начинают вылезать на поверхность снега за свежими ветками. Иногда они уходят довольно далеко от лаза, ведущего в водоем, и волки могут их, неуклюжих, схватить. Я опять шла по следам волков, обследовавших, как и я, бобровые поселения.


Фото 5. Следы бобра на снегу

Но, на этот раз, волкам как будто бы повезло – на их территорию забрели три ничего не подозревающих кабана (самка с двумя кабанятами-подростками), которые и были тут же атакованы. Преимущество было на стороне волков: пятеро против троих, при этом волки весят меньше и их хорошо держит наст, а кабанов наст держит «через раз», на прыжках они проваливаются.


Фото 6. Кабаны убегают от волков; волков наст держит хорошо, а кабанов нет

Однако все оказалось не так просто. Кабаны сопротивлялись отчаянно, волки то и дело отлетали в тростник, наскакивали – и снова отлетали. Хищники и жертвы выдирали друг из друга клочья густой зимней шерсти. Волки-родители и волки-дети хотели есть. Кабаниха и двое кабанят хотели жить. Кажется, спасти кабанов могло только чудо, но это чудо произошло. После очередной неудачной атаки волки повернули назад и побежали обратно по льду озера. А кабаны-победители, выстроившись гуськом, спокойным шагом пошли на болото, копать корневища рогоза. Что случилось, почему отступили волки? Может быть, они были недостаточно голодны? Может быть, их кто-то спугнул? Следы на снегу молчат об этом.


Фото 7. Место схватки волков с кабанами

Ломка стереотипов

Можно ли перепутать следы лося и кабана? Я думаю, все зависит от опыта следопыта и качества снега. И у кабана, и у лося – раздвоенные копыта. Но у лося они больше и немного другой формы, а главное – ноги длиннее, шире шаг.


Фото 8. След лося                                                                                                  Фото 9. След кабана

Лосиные ноги втыкаются в глубокий снег, образуя ямы, а кабан пузом снег бороздит.


Фото 10. Кабан (слева) и лось (справа)

Но кабан, например, испугавшийся снегохода, может двигаться по снегу большими прыжками. У идущего быстрым шагом по мелкому снегу крупного секача ширина шага может приближаться к лосиному. А небольшой лось иногда может семенить, как кабан.


Фото 11. Прыжки испуганного кабана

Если глубокая борозда в снегу – значит кабан. Но знаю случаи, когда за старые кабаньи следы принимали «борозду», которую оставляют выдра или бобр.


Фото 12. Кабанья тропа – «борозда»                                                                   Фото 13. Бобровая «борозда»

Если увидишь порои под дубом, то уж, казалось бы, точно кабан. Но и тут все непросто. Недавно я шла по дубраве и увидела порои. «Кабаны, конечно», - подумала я. Но только следы к порою шли большие, глубокие, несомненно, лосиные. Может быть, кабан порылся, а потом лось пришел и натоптал? Но кабаньих следов обнаружить так и не удалось. Это были настоящие лосиные порои: лось, как заправский кабан, добывал из-под снега желуди.


Фото 14. Лось искал желуди


Фото 15. Кабан искал желуди

Но только кабан это делает рылом, а лось – копытами, потому что рыла у него нет. Если сравнить порои лося и кабана, то можно заметить, что звери работали разными «инструментами». Так что, изучая жизнь зверей по следам, человек должен быть очень внимателен и готов к неожиданностям. Но занятие это очень увлекательное.


Панкова Н. Л., старший научный сотрудник, кандидат биологических наук
Фото автора
 




Copyright © Окский заповедник.
Все права защищены.
Мы в социальных сетях Окский государственный заповедник в Facebook Окский государственный заповедник ВКонтакте Канал Окского государственного заповедника на Youtube Окский государственный заповедник в Instagramе