Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

08.12.2017 - Учет численности бобра в Окском заповеднике в 2017 году

 В Окском заповеднике завершился ежегодный осенний учет численности речного бобра.



В этом году, как и обычно, основной учет бобров в Окском заповеднике проводился в период предзимья (с конца октября по конец ноября). Сигналом к началу учета послужили запасы веточного корма, появившиеся возле бобровых жилищ, а окончание совпало с выпадением снега, завалившего берега водоемов и скрывшего от глаз учетчиков следы и погрызы бобров. Провести учет удалось почти в полном объеме — было осмотрено более 90 км русел рек Пры и Оки и около 200 пойменных водоемов. Всего мы обнаружили 182 поселения бобров - чуть меньше, чем в прошлом году. Пока данные учета еще не полностью обработаны, и в этой заметке я делюсь некоторыми впечатлениями от нынешнего «бобрового сезона».


Веточный запас («заготовка») на оз. Смолянка, конец октября 2017 г.

В последние годы реки и озера заповедника к осени сильно мелели, Пру во многих местах можно было переходить вброд в резиновых сапогах. Бобрам, обитающим в небольших озерках, приходилось трудиться, чтобы сделать свой водоем пригодным для зимовки — углубить дно в местах затапливания веточной «заготовки», прорыть сеть каналов. А если озерко соединялось с другими водоемами протокой, то ее перекрывали плотиной, чтобы хоть немного задержать уходящую воду. Казалось, так будет и в этом году: река Пра встретила нас обширными желтыми отмелями. Первые речные маршруты были пешими и осмотр бобровых поселений проводили с берегов, продираясь сквозь ивняки, поскольку передвижение на лодке по мелкой, заваленной дубовыми стволами реке, было чревато убийством мотора. Однако, едва успели кануть в реку последние дубовые листья, как вода начала прибывать, скрывая коряги и косы, и в ноябре уровень воды был почти весенний. Такого многоводного года не было уже давно: староречья, обычно распадающиеся на цепочку небольших пересохших баклуш, мы легко проходили на моторной лодке, всюду обнаруживая бобров. В этом году им незачем было углублять дно и городить плотины, осталось только собрать и хорошо закрепить возле норы «заготовку» - и можно спокойно ожидать ледостава, пожевывая веточки.


Остатки бобровой трапезы на оз. Алешина Лука

Погодные условия позволили осмотреть не только русло Пры, многочисленные старицы и мелиоративную канаву, но и пройти на моторной лодке р. Оку и ее придаточные водоемы в пределах охранной зоны заповедника. С погодой повезло: большая река оказалась не свинцовой и злой, как обычно бывает в ноябре, а нежно-голубой и солнечной, почти без волн.


Река Ока в ноябре 2017 г.

Считать бобров на Оке начали только 2 года назад, так как до этого полагали, что такая река для бобров не пригодна в принципе. Раньше, действительно, бобры на Оке не жили, предпочитали маленькую уютную Пру, ее старицы и прочие тихие места. Ока шириной до 300 м, судоходная, активно используется рыбаками и туристами, а весной — бурные половодья, ледоход. Однако, численность бобров в заповеднике неуклонно росла, и, когда все прочие водоемы оказались заняты, некоторые бобры (самые, вероятно, отважные и не подверженные стереотипам первопроходцы) отправились покорять Оку. И как-то приспособились к сильному течению, волнам и ледоходу. Бобры, конечно, не живут на высоких обрывистых глинистых берегах, постоянно подмываемых течением. Не живут они и на пляжах. Находят промежуточные варианты — высокие, но достаточно пологие, густо поросшие ивами и потому достаточно стабильные берега, пригодные для устройства нор и складирования возле них зимней «заготовки». И таких подходящих для бобровой жизни мест на Оке оказалось достаточно — на 40 км русла мы насчитали не менее 10 бобровых поселений.

Однако было у нас наблюдение, указывающее на то, что жизнь на большой реке действительно сопряжена с некоторыми неприятными неожиданностями. Вода продолжала прибывать и уже затопила прибрежные ивняки. На Медвежке (недавно отшнуровавшейся излучине Оки) почти скрылись под водой ондатровые хатки и их хозяева растерянно плавали вокруг. А 20 ноября мы увидели бобровую «заготовку» (компактно собранную кучу веток довольно большого размера), плывущую по течению посреди реки Оки. Утянула бурная, вспухшая от дождей река плоды трудов бобровой семьи, придется им проделывать всю работу заново: грызть, таскать, складывать ивовые ветви. Либо зимовать без запасов.


Бобровая «заготовка» под берегом Оки, 20.11.2017

В каждый полевой сезон обязательно случается что-то интересное, удивительное, забавное или просто — красивое, что надолго остается в памяти. Была такая «изюминка» и в этом сезоне.

Запись в полевом дневнике от 8.11.2017:
«...На одном из озер остановилась напротив бобровой хатки, стала отмечать в навигаторе «заготовку» веток. И вдруг из хатки, покрытой изморозью, послышались звуки… Сначала один голос - что-то вроде «хны-хны-ыыыы-ыыы», а потом подключились еще голоса и стали мелодично и нежно вторить - «ыыы-ыыы ыыы-ыыы». Я знала что бобры издают такие звуки, но никогда не слышала чтоб они «пели хором» и так благозвучно. «Песня» длилась минут пять, и я стояла не шевелясь, боялась спугнуть «певцов». Что это была за такая совместная вокализация, каков ее смысл и почему среди бела дня - я не знаю. Но это было так хорошо: ясный ноябрьский день, иней на ивовых кустах, тонкий ледок отражает голубое небо - и бобры в хатке (как мне представилось — обнявшись) поют негромкую бобровую «песню»...».

Погрызенный бобрами дуб на оз. Алешина Лука                                                 Погрызенный бобрами дуб на оз. Березовое

Н. Л. Панкова — научный сотрудник, кандидат биологических наук
 




Copyright © Окский заповедник.
Все права защищены.
Мы в социальных сетях Окский государственный заповедник в Facebook Окский государственный заповедник ВКонтакте Канал Окского государственного заповедника на Youtube Окский государственный заповедник в Instagramе

A A A